BLUE EXORCIST: CASUS BELLI

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLUE EXORCIST: CASUS BELLI » Получение лицензии » Я надеру Сатане задницу!


Я надеру Сатане задницу!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

РАСА: Полудемон/получеловек
ВОЗРАСТ: 16 o.y
ЗВАНИЕ: Эсквайр.

Окумура Рин
http://s0.uploads.ru/Kvlam.gif

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: Ученик Академии.
ЛОЯЛЬНОСТЬ: Экзорцисты.

ВНЕШНОСТЬ: На первый взгляд, Рин - ничем не выделяющийся подросток, среднего роста и спортивного телосложения. Черные волосы, рваная челка и синие глаза. Но, когда паренек улыбается, что делает он достаточно часто, можно заметить неестественные для людей клыки, на манер вампирских; также кончики его ушей слегка заостренные, а под рубашкой скрывается хвост, увенчанный кисточкой. Именно эти черты указывают нам, что Окумура-старший не совсем человек: он сын демона, и не какого-нибудь демона, он сын самого владыки Геенны.
В демоническом облике Рин охвачен синим пламенем, подобно ауре, на голове два небольших очага, напоминающие по своему виду рога, а уши значительно удлиняются и становятся похожими на эльфийские. Кисточка хвоста также покрыта пламенем и становится похожа на маленький факел.
В обычные дни Рин предпочитает свободный стиль одежды, то, что не стесняет движений: джинсы, футболки, толстовки. Но все же чаще одет в школьную форму академии. Единственной неотъемлемой частью является красный чехол на плече, в котором Рин носит «Демонический клинок Курикара»

http://funkyimg.com/i/2gzS3.png
Пробный пост

Пробуждение демонических способностей и смерть Фудзимото Широ.

Держи его, только осторожнее он монстр, – и обидно вовсе не это, нет, Рин привык, что его называют монстром, демоном, обидно, что напали со спины, не дав возможности дать сдачи, навалились сразу трое и придавили к асфальту. Три туши и не пошевелиться, все попытки освободиться загодя обречены на провал. - "Да чтоб вам провалится," – про себя рычит Рин, безуспешно пытаясь вырваться из цепких клешней ненавистной сейчас троицы. В честной драке он бы справился с ними, но низкая уловка заставила Окумуру старшего пересмотреть всю свою столь короткую жизнь, которая, к слову, как-то быстро пронеслась перед глазами. Но, что самое странное, почему эта троица не видит, как сейчас выглядит их друг, неужели эти рога и хвост просто для вида? Нацепил от скуки? Хочет казаться круче? Подчеркнуть свой характер, показав своим внешним видом, что может творить что вздумается? Так, ладно, фиг с ними, с рогами, но летающих вокруг него жуков, да и не только, не заметить? Это, вообще, как? Ага, подобные вопросы отпадают сами собой, как только в руках блондина появляется нож. Он что, серьезно собирается его прикончить? То есть, хотите сказать, что он, Окумура Рин, закончит свой жизненный путь в подворотне? Среди кучи мусора, вот так и помрет, не доказав старику, что уже давно не ребенок? Синие глаза расширяются, стоит холодному металлу соприкоснутся с кожей, оставляя на ней неглубокий порез. Страшно? Возможно, хотя больше досадно, что его вот так вот одолели, исподтишка, Юкио расстроится, когда придет весть о смерти его старшего брата, да и старик, наверное, тоже. Так, стоп, с чего это вдруг такие мысли? Кучке трусов не справится с ним, не в этой жизни. Рин изо всех сил пытается вырвать руки из удерживающих его «тисков», до ломоты в суставах, кажется, он сейчас заработает себе вывих, плевать, главное не позволить себе умереть, вот так глупо и бездарно. Рывок, и Окумура чувствует свободу. Получилось? Державшие его парни бросаются на утек, хотя сейчас брюнету не до них, Рин смотрит на свои ладони, объятые ореолом голубого пламени, смотрит и пытается осознать, что происходит? А главное, почему он горит?
- Все-таки я был прав, голубое пламя, пламя Сатаны. Я так долго тебя искал, пойдем со мной, твой отец ждет тебя, – тот, кто только что хотел его убить, сейчас стоит перед ним на одном колене и протягивает свою когтистую ладонь, будто и не было той потасовки секунду назад. Рин смотрит на существо. - Это что, чья-то шутка? Я не могу быть сыном Сатаны.
- Зло поселилось в его сердце… - слишком знакомый голос заставляет повернуть голову, только для того, чтобы убедится, что его обладатель стоит перед ним и читает молитву, при этом выглядит так, будто заранее все знал, будто не удивлен тем, что его старший сын охвачен пламенем.
- Ты Экзорцист!? – демон с рычанием срывается с места и, бросая проклятья, мчится на старика, он должен что-то сделать, должен помочь отцу или… Кажется, помощь нужно вовсе не Широ, слишком легко и просто, продолжая читать молитву, тот управляется с противником, слишком легко для его возраста и это приводит в еще большее замешательство, спутывая хаотичный клубок мыслей еще больше, оставляя место только одному вопросу «Какого дьявола тут творится?»
- Успокоился? – голос Широ слишком спокойный, будто для старика в порядке вещей такие вот явления.
- Ч-чего? – Рин опускает взгляд на свои ладони, наблюдая, как медленно гаснет синее пламя, будто его и не было. Да что, черт возьми, все это значит?
- Твоя сила, Курикара больше не может сдерживать ее.
Так, стоп камера, это еще что за заявления? Сила? Сдерживать? Да что, мать вашу, тут вообще происходит?
- Ладно я, он-то как? – Рин сдерживает поток вопросов, что крутятся в голове, задавая единственный, сейчас наиболее важный, вопрос о пацаненке, лежащем у ног отца.
- Да, с ним все будет хорошо, я очистил его, так что все в прошлом, – спокойно отзывается мужчина, поднимаясь на ноги и смотря на своего приемного сына. Он знал, что рано или поздно этот день наступит, знал, что демонический клинок не сможет сдерживать силу сына Сатаны вечность, но искренне надеялся, что рассказывать правду придется при других обстоятельствах. – Ты ведь теперь тоже их видишь? Мелких демонов, – Широ сдувает одну из мошек, что кружат вокруг него и пристально смотрит на сына, который не то, чтобы ничего не понимает, кажется, паренек растерян настолько, что потерял дар речи. Рин честно пытается сложить в голове мух и котлеты, которые совершенно не хотят этого делать, слушая рассказ отца (а отца ли?). Об Ассии, Гиене и, что самое страшное, старик сообщает, что он, Рин, сын Сатаны. Он не его сын, он и вправду сын демона, все те люди были правы, все и каждый их них, он сын демона, сын Станы, да как такое вообще возможно? Рин плетется за человеком, которого пятнадцать лет считал отцом, слушая и не понимая: ему врали, врали все это время, врал человек, которого он считал отцом. Почему? За что? А теперь, теперь он сообщает, что он должен покинуть свой дом, покинуть место, где вырос, уйти? Рин почти бездумно принимает протянутый отцом меч, смотря на синие с золотым орнаментом ножны. Сила? Возвращение демонического облика? Но ведь он до последнего дня считал себя человеком. Ключ, телефон, сумка. Идти?
- Хватит!!! – Рин со злостью бросает сумку на пол, смотря на Широ, чувствуя, как медленно, но верно, начинает выходить из себя. Теперь он понимает почему был таким все время, почему так часто рядом с ним что-то взрывалось, стоило только разозлится. – Я демон? А как же Юкио? Он тоже? Ты отправлял меня на собеседование, предлагал найти работу, а теперь я не человек, и ты выставляешь меня за дверь?
- Вовсе нет, я хочу защитить тебя.
- Защитить? А может, хватит врать хотя бы самому себе? Ты просто хочешь избавится от меня, ну конечно, я же чужой тебе, я не твой ребенок, я всегда доставлял тебе только проблемы, в отличие от Юкио, – Рин в бессильной злости сжимает кулаки, чувствуя, что его откровенно несет, боль, обида, непонимание, его жизнь в одночасье превратилась в театр абсурда, совершенно лишённого хоть какой-то капли здравого смысла. Мало того, что он не человек вовсе, так его еще и из дома выставляют на ночь глядя и кто, тот кто пятнадцать лет был его отцом. – Ты просто устал от меня, оно и правильно, от меня одни только проблемы, а сейчас их станет еще больше. Признай, ты устал играть роль отца!!! Просто признай это!!! И больше никогда не смей играть эту роль!!! – звонкая пощечина прерывает поток слов, заставляя умолкнуть, стиснув зубы и едва сдерживая навернувшиеся слезы, щека горит огнем, впервые на памяти Рина Широ ударил его, этот старик никогда не повышал на них с братом голос, не то, чтобы вот так поднять руку.
- Сейчас не время для препираний, просто слушай, что я говорю.
- Отлично – тихо произносит Рин, нагибаясь и поднимая с пола сумку, закидывая на плечо и поднимая ножны с мечом, если старик так хочет, он уйдет, избавит его от своего присутствия, избавит от всех проблем, что были и будут с ним связанны. Несколько шагов в направлении к двери даются с трудом, куда ему идти? Что теперь делать? Как быть? Шорох за спиной заставляет обернутся, обнаружив что «отец» стоит на коленях.
- Беги! – Рин не узнает голос священника, хриплый потерянный, слабый – Беги от меня!!! – это что еще за заявления? Рин замирает, не в силах двинутся с места, что происходит? Окумура старший падает на колени рядом с отцом, заглядывая в глаза, но не узнавая их, зрачок сузился, и радужка будто огнем горит, да что в конце концов тут творится? – Мой… Сын…
- Ч-чего? – отпрянув в сторону, Рин с ужасом понимает, что перед ним вовсе не его отец, вовсе не Широ. Ровный ряд клыков, полыхающее вокруг пламя, а самое главное, такое чувство, что старик сошел с ума, в мгновенье лишившись рассудка. - Ты демон? – шепчет подросток, по-прежнему сидя на полу и не сводя с обезумевшего человека взгляда. Что случилось с миром этим вечером? Почему все в одночасье перевернулось с ног на голову? Почему все пошло наперекосяк? Почему именно сегодня? Сначала ему сообщают, что он сын Сатаны, а теперь этот пресловутый Сатана заявляет, что заберет его домой? Рин с ужасом наблюдает как Широ, ломая собственные пальцы, опускает руку вниз, позволяя крови свободно литься на пол. Он должен ему помочь? Должен остановить. Но почему он не может двинутся с места? Тело не слушается, все конечности будто свинцом налились. Широ заговорил на непонятном языке, а кровь на полу будто что-то чертила, струясь так словно по проложенным заранее выемкам.
Я единственный, кто может это сделать. Ну же, проходи, сын мой, врата гиены открыты для тебя, я сниму с тебя эту печать.
- Не подходи!!! – страшно? Вовсе нет. Просто мерзко и не хочется признавать очевидного, он не демон, он человек, его отец Широ, вовсе не Сатана. Но кто бы его слушал, Рин чувствует себя котенком, которого тащат за шиворот, отчаянно вырываясь из на редкость сильных пальцев старика. Все, что сейчас говорит Широ, о силе великой для Ассии, о его матери, а главное о том, что это тело не выдержит. Неужели старик умрет? Вот так, от этого Широ хотел спасть его? От попадания в Гиену от его руки? Ощущение свободного падения и Рин чувствует, как погружается во что-то мерзкое, это вызывает отвращение и приступ тошноты. Он не хочет переродится? Захватит Ассию, стать демоном? Нет, не для этого его воспитывал Широ, не этому он его учил.
- Нет, он мой сын.
- Старик, – на мгновение Рин узнает в искаженных чертах лица что-то родное и знакомое, то, что так грело душу с момента рождения. Дальнейшие события будто в замедленной съемке, правая рука поднимается и пронзает сердце коротким кинжалом, в который превратился орден на его груди, медленно, будто покадрово, Широ падает, погружаясь в субстанцию, которой наполнены врата.
- Старик!!! Эй, Старик!!! – Окумура старший бросается к нему, прижимая голову к груди. – Кто-нибудь, помогите! – взгляд падает на меч.
«Никогда не вынимай его»
«Освободи свою силу»
- Сила.
«Не сможешь жить, как человек»
«Высвободи свою силу»
- Проклятый старик, я же еще ничего не доказал!!! – рука сама сжимается на рукояти. – Не смей умирать, старик!!! – меч покидает ножны с тихим шелестом, а все вокруг вспыхивает ярко синим пламенем, каждая клеточка тела наполняется силой, кажется, что в пору горы свернуть. Такого Рин никогда не чувствовал. Мощь, невероятная мощь все что сейчас чувствовал старший Окумура, казалось, ему по плечу спасти отца, повернуть время вспять. Подняв над головой клинок, удар в центр арки, он должен уничтожить эти проклятые ворота, должен спасти его. Синее пламя вспыхивает с неимоверной силой, озаряя не только небольшую комнату, но, кажется, сотню кварталов вокруг. Вспышкой ярче тысячи солнц.
Свет гаснет и клинок отправляется в ножны, вот только Рин понимает, что не успел. Широ неподвижно лежит на полу, по посеревшему лицу из носа, глаз, уголка губ скользят тонкие струйки крови. Старик мертв. Слезы текут по щекам, а в груди зияющая пустота, нет ни боли, ни отчаянья, ничего, только давящее чувство пустоты. Будто кто-то вырвал из груди сердце, заменив его черной дырой, что пожирает теперь изнутри. Не человек, демон, сын Сатаны. Но его отцом был Широ.
- Отец… - слезы душат, перекрывая доступ кислороду, он больше не услышит его смех, не разозлится из-за его нелепых шуточек. Больше никто не будет его отчитывать за драки и читать нотации о неправильности его действий. Больше никто не скажет, что все хорошо. Ведь единственного человека, который всегда верил в тебя больше нет. – Прости, отец.

СпособностиСПЕЦИАЛИЗАЦИЯ: Рыцарь, укротитель.
БОЕВЫЕ НАВЫКИ: В силу своего характера, Рин в детстве часто ввязывался в драки, из которых чаще выходил победителем, хотя тут, скорее всего, из-за демонической крови, что течет в его венах. Силы Рину не занимать, впрочем как и выносливости. С годами Рин только совершенствуется в рукопашном бою, однако какого-то определенного стиля не имеет. Главным оружием Рина является «Демонический клинок Курикара», в котором заключено его «сердце»; как только катана оказывается извлечена из ножен хотя бы частично, истинная сила высвобождается, а именно - синее пламя. Но не стоит думать, что без неё Рин безоружен: клинок не способен сдерживать всю его силу, и поэтому старший Окумура способен высвободить свое пламя даже когда катана в ножнах.
Используя пламя, Рин способен сжечь более низших демонов или путы, как, например, паутину, что сковывала его друзей и брата, при этом он не навредит людям.
Также Рин способен создать, при помощи катаны, мощный поток синего пламени, что сжигает все на своем пути.
Однако Рин все еще подвержен риску снова попасть под полное влияние пламени, это, конечно, может произойти, если такой, как Амаймон, доведет паренька, так сказать, до ручки, когда тот в своем демоническом облике. Одержимый Рин не признает ни друзей, ни врагов, круша все на своем пути; в этаком состоянии «берсерка» Окумура без труда может убить и принца ада, а может и самого Сатану.
БЫТОВЫЕ НАВЫКИ: Отлично готовит
http://funkyimg.com/i/2gzS3.pngСВЯЗЬ С ВАМИ: Контакт, в ЛС админам
ПОЖЕЛАНИЯ И ПЛАНЫ НА ИГРУ: Надрать Сатане зад.
ПРАВА НА ПЕРСОНАЖА: Анкета писалась лично мной, за плагиат спалю дотла.

Отредактировано Okumura Rin (2016-11-08 23:50:57)

0

2

Доброго времени суток!
Извините за задержку с проверкой.
Просим вас перечитать текст и исправить ошибки, которые портят общее впечатление от анкеты.

Okumura Rin написал(а):

Рыцарь

Добавьте также специализацию укротителя.

Okumura Rin написал(а):

Объединившись с братом, создание птицы синего пламени, на манер феникса, что позволяет братьям свободно летать, защищая их. Пожалуй, это самая мощная из способностей, она способна уничтожить полностью открывшиеся врата Гиены.

Филлерные (показанные в аниме после суда над Рином) способности не учитываются в анкете.

Тема пробного поста:
1) Пробуждение демонических способностей и смерть Фудзимото Широ.
2) Арка о Нечестивом Короле. Вспомним момент, когда Рин не смог вытащить из ножен Коумакен.

0

3

Вроде все, добавил, убрал, на ошибки проверил, пост отписал.

0


Вы здесь » BLUE EXORCIST: CASUS BELLI » Получение лицензии » Я надеру Сатане задницу!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC